28 Июля 2015, 00:00

Надо фильтровать

Надо фильтровать

Когда на календаре середина лета, и жарко сразу после восьми утра, кажется, что лучшей идеи, чем солнцезащитное средство, просто не найти. К счастью, времена, когда белокожие европейцы всеми силами старались изменить цвет кожи, не думая о последствиях, остались позади. Но так ли хорошо это изобретение, как принято считать?

Так было еще в шестидесятых – вдруг все обладатели благородной белой кожи стали стесняться того, чем еще совсем недавно гордились. Движущей силой этого стремления, как и многих других, стало обычное людское тщеславие. Обожженная солнцем кожа свидетельствовала о труде и бедности, однако после войны все стало наоборот: работали больше всего на заводах и фабриках, и соответственно, ничем, кроме утомленной бледности, похвастать не могли. Лишенная пигмента кожа говорила необходимости зарабатывать на жизнь тяжким трудом, в то время как загар ассоциировался с праздностью, залитыми солнцем теннисными кортами и тропическими пляжами. Однако оказалось, что изменить цвет кожи, пусть даже и временно, не так и легко. У одних это получалось довольно быстро, другим приходилось подвергать кожу испытаниям солнечными ожогами. Этим страдальцам химическая промышленность предложила новинку — косметические средства, защищавшие от ожогов, но не препятствовавшие загару. С ними даже люди, которых природа наделила бледной, плохо загорающей кожей, могли проводить на пляже долгие часы, добиваясь, в конце концов, желанного загара. Как выяснилось, именно этого делать было ни в коем случае нельзя.

Первой ласточкой в начале тридцатых стал крем для загара от южно-австралийского химика Милтона Блейка. За ним основатель фирмы L’Oreal, химик Юджин Шуэллер в 1936 году изобрел первый солнцезащитный крем. В 1944 году аптекарь из Флориды Бенжамин Грин на своей кухне, которая впоследствии превратилась в штаб-квартиру компании «Куппертон Сантан Крим», изобрел крем, тонирующий кожу под цвет загара – по сути, первый автозагар. И лишь в 1980 году его же фирма выпустила первые солнцезащитные средства от воздействия УФ-B и УФ-А лучей.

Принципиальная разница

Сегодня даже школьники знают, что ультрафиолетовое излучение, достигающее Земли вместе с солнечными лучами, можно разделить на два типа — УФ-А и УФ-В. Принципиальная разница между ними состоит в энергии излучения и глубине проникновения в дерму. УФ-В несет большую энергию, поэтому достаточно быстро вызывает ожог. Именно этот тип излучения и блокировался первыми солнцезащитными средствами, и именно оно долгое время считалось наиболее опасным. Однако сейчас уже известно, что УФ-В не проникает глубоко и все повреждения, которые оно причиняет коже, обычно не имеют далеко идущих последствий. Обожженная кожа сначала покрывается пузырями, потом сходит лоскутами, а с нею удаляются и те клетки, что имеют опасные поломки в ДНК.

Совершенно иная ситуация с ультрафиолетом типа А, который сначала считался полезным, так как он вызывает загар, но не имеет достаточной энергии, чтобы обжечь кожу. Но оказалось, что именно УФ-А может проникать в глубокие слои эпидермиса и дермы и повреждать биологические молекулы. Если ранее люди не могли загорать слишком долго, так как их кожа обгорала, и обычно получали лишь временные, поверхностные повреждения, то с наступлением эпохи солнцезащитных кремов, защищавших кожу от УФ-В-излучения, многие стали оставаться на пляже часами, подвергаясь продолжительному облучению УФ-А.

Оба вида ультрафиолетовых лучей могут поглощаться клетками организма и вызывать фотохимические реакции, приводящие к появлению свободных радикалов – нестабильных молекул, которые очень охотно вступают в химические реакции. «Правильная» молекула, вступая в связь с нестабильной, также превращается в свободный радикал и вносит сумятицу в строгую клеточную гармонию. В частности, УФ-А-излучение может превратить в свободные радикалы молекулы коллагена — белка, обеспечивающего гладкость и упругость кожи, что постепенно приводит к накоплению дефектного, неупругого коллагена, а значит, с заметным опережением «графика» появлению характерных неровностей кожи и морщин. Но есть последствия и посерьезнее: две части молекулы ДНК, ставшие радикалами, могут связаться одна с другой, внеся тем самым сумбур в генетический код клетки. Из клеток, получивших повреждения ДНК, со временем могут развиться злокачественные опухоли.

Ненадежный… SPF

В девяностых наконец-то появились солнцезащитные средства широкого спектра действия, которые защищали не только от УФ-В-, но и от УФ-А-излучения. Но возникла проблема: с такими непропускающими лучи средствами никакого загара тоже не получалось. Завсегдатаи пляжей стали уделять внимание солнцезащитным средствам, на которых стояли успокоительно высокие значения солнцезащитного фактора — SPF (sun protection factor). Тот факт, что даже с ними загар все-таки появлялся, никого не настораживал. А зря, потому что на самом деле значение SPF — весьма ненадежный показатель эффективности защиты. Он позволяет оценить, насколько данное средство замедляет появление первого покраснения кожи под действием ультрафиолета. Например, если без защиты краснота появляется через 20 минут, то с SPF10 покраснение появится через 200 минут. Так как покраснение возникает лишь под влиянием УФ-В-излучения, то, значит, и SPF указывает только на эффективность УФ-В-защиты. Сейчас многие производители солнцезащитных средств указывают на упаковках наличие защиты от УФ-А-, но пока SPF остается наиболее известным и популярным показателем эффективности, на который, по незнанию, обращают внимание потребители, в итоге получающие свой загар со всеми вытекающими последствиями.

Сомнительный коктейль

Собственно, что это – солнцезащитное средство? Это химический препарат, содержащий разнообразные вещества, подразумевающий, что ни с кожей, ни с солнечным излучением они не реагируют, в кровь ни при каких условиях не проникают и, вообще, демонстрируют полную инертность и благонадежность. Но это не так. Физические, или неорганические фильтры – оксид цинка и диоксид титана – блокируют оба вида излучения, отражая или рассеивая ультрафиолетовое излучение. Именно им средства обязаны своим белым цветом, но они не вызывают аллергию и раздражение. Чего нельзя сказать о другой группе УФ-фильтров, поглощающей излучение в силу своей химической структуры. Их называют органическими или химическими, и они позволяют создавать средства с SPF 100 и даже выше, их удобно включать в разные косметические текстуры и даже пропитывать ими одежду. Однако под действием солнца некоторые из них начинают разрушаться, порой выделяя пресловутые свободные радикалы. Более того, обнародованы данные, что ряд органических УФ-фильтров обладает гормональным воздействием. Выявлено, что они могут вызывать смену пола (!) и нарушения развития половых органов у рыб, моллюсков и других водных обитателей. Пока неясно, насколько их гормональные эффекты проявляются в организме человека, но уже очевидно, что безопасными и инертными эти вещества не назовешь. Но наиболее шокирующим фактом является то, что УФ-фильтры могут проникать в кровь и накапливаться в организме. Ученые из США доказали, что распространенный УФ-фильтр бензофенон-3 (оксибензон) был обнаружен в 96% из более чем 2000 исследованных образцов анализов, взятых у американцев разного этнического происхождения, возраста и пола. При этом в организме женщин, особенно молодого возраста, содержание оксибензона в среднем было в три раза выше, чем в организме мужчин, а в крови белых американцев в семь раз выше, чем у афроамериканцев. Впечатляет?

Если не фильтры, то что?

На самом деле, человеческая кожа вовсе не так беззащитна перед ультрафиолетом, как это трактуют производители солнцезащитных средств. Просто надо относиться к этой защите разумно и не предъявлять к ней завышенные требования. Та же строительная каска выдерживает удар упавшего кирпича, но это не означает, что она непробиваема. Точно так же и с защитными системами кожи, которые не стоит испытывать на прочность. Главным защитником служит темный пигмент меланин, и чем темнее исходная, генетически обусловленная пигментация кожи, тем эффективнее естественная защита. Если вы имеете светлую, легко обгорающую кожу, то с солнечными лучами нужно быть осторожнее, вне зависимости от наличия солнцезащитных средств. Со смуглой кожей можно отчасти надеяться на защитное действие собственного пигмента. Однако длительное и интенсивное УФ-излучение способно повредить кожу негроидов – ведь и у них случается меланома.

Женская и детская кожа в большей степени страдают от солнца. Особенно опасно подвергать ему кожу младенцев до года. Правда, короткие солнечные ванны в утренние часы не повредят и, напротив, помогут выработке необходимого витамина D. Прекрасный источник антиоксидантов, защищающих от образования свободных радикалов — овощи, фрукты и ягоды, зеленый чай.

Даже если защита не сработала и кожа пострадала от солнца, то и тогда не все потеряно, так как кожа умеет исправлять значительную часть повреждений. Одна из таких спасительных реакций — всем хорошо знакомое «облезание» после солнечного ожога. Эта «смена кожи» помогает организму избавиться от клеток с поврежденной ДНК, которые могли бы дать старт злокачественной опухоли.

Безусловно, солнечный свет человеку необходим. Ультрафиолет обеспечивает синтез витамина D, необходимого для костей и мышц, и играет немалую роль в поддержании здоровья. Солнечный свет, падающий на сетчатку глаза, вызывает образование натурального антидепрессанта мелатонина. Умеренное УФ-облучение стимулирует кожный иммунитет (избыток УФ его подавляет), облегчает течение многих кожных заболеваний. А для защиты от избытка ультрафиолета по-прежнему отлично работают старые добрые правила: избегать солнца в полуденные часы, увеличивать время пребывания на пляже постепенно, начиная с 5—10 минут в день, и с солнцезащитным кремом или без него не загорать слишком долго. И, конечно, стоить заметить, что «перегорелые» тела и «глиняные» лица уже совсем не в моде: активный загар смотрится вульгарно и нелепо, и, если быть честным до конца, банально добавляет возраста. «Копченость» - вовсе не признак аристократии, так было и есть во все времена.

Убежденные звездные «белоснежки», которых намного больше, чем жертв загара: Мадонна, Гвен Стефани, Дита фон Тиз, Лив Тайлер, Джулиана Мур, Кейт Мосс, Шарон Стоун, Миша Бартон, Кристина Агилера.

 

Потемневшие лица селебрити — заслуга премиальных марок автозагаров, с которыми некоторые подписали рекламный контракт: Виктория Бэкхем, Ким Кардашьян, Дженнифер Лопес, Ева Лонгория, Ани Лорак

 

 

При написании статьи использовались данные исследований кандидата биологических наук Анны Марголиной, г. Редмонд, США

Поделиться!