23 Мая 2014, 00:00

И джаз, и страсти, и любовь...

И джаз, и страсти, и любовь...

Джазовый музыкант, педагог и музыкальный директор фестиваля «JAZZ в усадьбе Сандецкого» Ольга Скепнер рассказала корреспонденту «Светского» о своем становлении и своих творческих проектах.

- Ольга, складывается ощущение, что каждый ваш день буквально расписан по минутам.

Так оно и есть, работы у меня много, важно грамотно ее организовать. У меня ведь в жизни две ипостаси: одна – сцена, где я расслабляюсь, получаю свободу, могу творить. Пишу музыку, ее исполняю и получаю от этого колоссальное удовольствие. Другая –большая менеджерская работа, преподавательская деятельность, которой уже вот будет 25 лет… Почти полжизни как я педагог.

- Тогда вопрос как к педагогу: есть ли ученики, подающие надежды?

В этом году я работаю в ССМШ при консерватории, это школа для одаренных детей, веду «Гармонию» в девятом классе, и это совершенно потрясающие ребята. Например, один мальчик Галеев Федор – пианист и уже молодой композитор – ходит на мои уроки по «Современной музыке» еще и в консерваторию, они не обязательные – просто так, по желанию. Есть и такие дети! Обучение музыке – это большой общий труд, в том числе родительский и преподавательский, ежедневный контроль и направление. Когда родители опускают руки – выбирай, это твоя жизнь, – получается его жизнь, но ребенок очень неопытен, чтобы сделать выбор. Да, нельзя навязывать, но бросать музыку, особенно на этапе, например, окончания школы, тоже нельзя. Уже потом, после окончания, пусть ребенок решает: останется он с музыкой или нет. Так и с моей дочерью: слышу фразу «Я хочу как мама!» и объясняю, что музыка – это та область, которую нельзя предать, ей надо посвятить всю свою жизнь.

- Вы занимаетесь музыкой с раннего детства?

С пяти лет, как и многие профессиональные музыканты. Следующие большие этапы – четыре года музыкального училища, пять лет учебы на филфаке, пять лет в консерватории, еще четыре – в аспирантуре, и в целом девять ушло на написание кандидатской диссертации. Мало кто знает, что я еще и научный работник. Был у меня и московский период, я даже пробовала себя в качестве ведущей на телеканале «Культура», но вовремя поняла, что это не мое. Было время, когда я под псевдонимом публиковалась в журнале «Казань». Понимаете, жизнь очень коротка, и я хочу получать удовольствие от того, что я делаю, без распыления. Почему не осталась в Москве? Очень не простой, высасывающий энергию город… Я его, конечно, очень люблю – за культурную составляющую, огромную концертную жизнь… Но жить там крайне тяжело, даже если ты обеспечен. Когда я вернулась в Казань, джазом здесь не занимался никто – поле для деятельности было абсолютно свободным. И я начала – один концерт, другой… Стала самодостаточной. Здесь у меня очень много творческой работы на сцене, здесь же произошло становление моего бизнеса, а то, чем я занимаюсь, – это, безусловно, сейчас еще и бизнес. Здесь я делала программу за программой, а на выездных гастролях и фестивалях формировалась как артистка…

- Нам кажется, что вы добились многого, если не всего. Что в ближайших планах?

Сейчас я созрела для записи полноценных альбомов – собралось множество разных программ, с которыми я хотела бы поделиться с более широкой аудиторией. Меня готовы поддержать лучшие музыканты страны. Концерн «Мосфильм» готов предоставить студию. Осталось лишь найти время, чтобы полностью погрузиться в этот процесс.

- У вас много разноплановых программ, особенно интересна программа на русском языке. Русский джаз – это пока экзотика?

Русский джаз набирает силу, удачных примеров много, – например, Варя Визбор… У нас свой менталитет, корни, богатый и могучий русский язык. Начал это направление Андрей Макаревич, собрав вокруг себя самых сильных джазовых музыкантов России. Мне стало безумно интересно тоже попробовать, и я решила подключиться. За основу программы была взята музыка Раймонда Паулса – полу попсового, полу джазового композитора, всегда с очень развитой и красивой мелодикой. Также взяли Юрия Саульского, музыку из кинофильмов (например, Гия Канчели, «Мимино» или «31 июня»), что-то из репертуара «А-Студио»… Скажу, что программа идет на ура! Говорят, что именно в ней я проявилась в большей степени как драматическая актриса. Вообще, много программ очень любимы слушателями – французская, итальянская, босанова, не говоря уже о стандартном джазе.

- Какие-то новые наметки для себя делаете?

Сейчас готовлю новую программу – посвящение творчеству Шаде с расширенным составом: труба, саксофон, тромбон, гитара, может быть, бэк-вокал. Шаде – певица, с которой я когда-то начинала знакомиться с поп-музыкой, оканчивая музыкальное училище, один из лучших образцов популярной европейской музыки.

- Ежегодно светская публика замирает в ожидании вашего фестиваля «JAZZ в усадьбе Сандецкого». Приоткроете тайну, что будет в этом году?

Фестиваль существует восьмой год, в нем я занимаюсь не только артистами, но и организаторской, менеджерской работой, поиском спонсоров, инвесторов для нашего партнерского клуба. Работает полноценная команда, но работы все равно много. Вот это, правда, очень тяжело: бизнес, который надо совместить с творчеством. Меня многие спрашивают: «Почему ты редко выступаешь на фестивале?» После крайне напряженного дня, начавшегося спозаранку, ежеминутно решая море вопросов по организации, вечером еще и петь? Практически нереально. Что касается фестиваля в этом году, то скоро мы все объявим. Ждите пресс-релиза и пресс-конференции.

- Как вам удалось привлечь к фестивалю такую большую аудиторию? Ведь джаз всегда был штучным товаром для интеллигенции, а его ценителей не так уж и много?

Первый концерт собрал человек тридцать. Фестиваль пришлось буквально «вытаскивать», – на сарафанном радио, друзьях и знакомых… Потом мы просто взяли другую стратегию – стали связывать его с хорошими крупными брендами, fashion-направлениями.Джаз – это элитная музыка, элитарная культура. Очень многим спонсорам было отказано, так как сформировался спонсорский клуб высокого уровня. Прекрасной музыке вполне соответствовало место – историческая усадьба, изобразительное искусство. Я хотела, чтобы и публика была соответствующая – интеллигенция. Который год возникает желание ввести дресс-код, пока побаиваюсь, но два года подряд дамы одеваются очень серьезно… Специально шьют наряды к нашему фестивалю. Знаю, что и мужчины начали по-другому одеваться. Прошло время, когда на концерт приходили в джинсах, над этим недочетом мы работали серьезно. Я специально делала совместные проекты с Рустамом Исхаковым, Зариной Бабаджановой, Владимиром Штольцем, Парижским домом «Д’Эль».

- Ольга, как вы думаете, для чего вы выходите на сцену?

Я не думаю, а точно знаю, зачем я это делаю, для себя. Это определенная сценическая мудрость – когда ты выходишь на сцену, чтобы рассказать только о себе. Джаз как раз может передать весь спектр чувств человеческих. Я рассказываю о своих ощущениях, чувствах, которые пережила: об очаровании и печали, радости и разочаровании, тоске, надежде, вере, страсти, любви... Я рассказываю о себе – не больше и не меньше. И зритель это чувствует, как никогда. Почему? Потому что это правда, а зрителя, как известно, не обманешь.

Наталья Михалева

Поделиться!